Войти
  1. » » » Интересное об известных - 6 страница
Скрыть панель справаПоказать панель справа

Интересное об известных

2018-07-15T09:45:22+03:00 2019-11-24T10:25:32+03:00

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 0 | сообщение № 76 отправлено 15:44, 07.01.2019

Несладкая история любви автора "Алых парусов" Александра Грина

Прикрепленная картинка


Жизнь Александра Грина - иллюстрация к тому, что романтические сказки губят людей.


Наверное, тому, кто обрёл идеальную любовь, не дано написать о ней книги. Тот, кто нашёл такую любовь, знает, что в ней слишком много бытовых деталей, различия характеров и постепенного привыкания, которое потом и даст идеальный союз. Потому байки о великой любви сочиняют те романтические люди, которые далеки от неё.

Жизнь Александра Грина просто иллюстрация к тому, что романтические сказки губят людей, а настоящая любовь растёт, как и всякий прекрасный цветок, из грубой земли, а не из радужной фантастической почвы, состоящей сплошь из кусочков облаков и крыльев бабочек.

Первая любовь
Прикрепленная картинка
Екатерина Бирбегаль

Романтичный юноша в шестнадцать лет уходит из дома, чтобы стать моряком. Море, как главная мечта, навсегда останется главным мотивом в его книгах. Однако, неуживчивый характер и нелюбовь к монотонному труду привели к тому, что Грин оставил морскую службу. Он перепробовал много профессий (среди которых и не менее романтичное золотоискательство на Урале), пока беспокойный характер не привёл его в партию эсеров бороться с существующим строем.

Там происходит встреча, которую он описал в рассказе «Маленький комитет», встреча с его первой яркой любовью – революционеркой Екатериной Бирбегаль по прозвищу Киска. О характере их взаимоотношений судить сложно, тем более, что мы большей частью опираемся на воспоминания первой жены Александра Грина, которая при описании этих отношений больше всего сосредоточилась на идеологических расхождениях между ними.

В том же 1903-ом году, когда состоялось знакомство, Грина арестовывают и освобождают по амнистии только в 1905-ом. Он сразу едет к Кате, однако та вовсе не спешит стать его женой. В январе 1906-го следует ссора, которую невозможно не упомянуть в любой биографии Грина, потому что Грин стреляет из дамского револьвера (какой был) в сердце возлюбленной.

Судьба сохранила и его, и девушку. Романтическая любовь закончилась тем, что из груди Киски извлекли пулю и она не выдала стрелявшего, хотя, само собой, встречаться с ним отказалась наотрез. Стал бы Грин стараться покорить возлюбленную вторично, Бог весть, но свобода оказалась недолгой: Грина снова арестовывают.

Первый брак

Прикрепленная картинка
Вера Абрамова

Поначалу передачи Грину носила его сводная сестра Наталья, но через пару месяцев ей надо было уезжать, и она воспользовалась принятой на тот момент системой «тюремных невест», когда некая девушка носит передачи заключённому, выдавая себя за его невесту. Таковая была найдена – дочь состоятельного чиновника Вера Павловна Абрамова.

Заключение оказалось недолгим, в мае 1906-ого года Грин бежал и… завёл настоящие отношения со своей фиктивной невестой. Её состоятельный отец сильно возражал, считая Грина охотником за наследством. Но сам Грин уже жил под фальшивым паспортом и постепенно становился известным литератором, выпуская произведения сперва по заданию партии эсеров, затем и собственные.

На то, что Веру Павловну Грин любил указывает хотя бы то, что он повсюду таскал с собой, как талисман, её портрет, несмотря на то, что уже был женат на других. Но и эти отношения, которые начались с романтики (побег, фиктивная невеста становится настоящей) не смогли выдержать иных романтических испытаний – а именно богемного образа жизни и известности Александра Грина. Впоследствии Вера вспоминала его кутежи. Она поехала с ним в ссылку, когда выяснилось, что Грин живёт по подложным документам и его снова арестовали, но не смогла жить с ним и после его официального освобождения. Остепениться Грин не мог.

«Алые паруса»

Прикрепленная картинка


Многие считают, что прообразом Ассоль стала Нина Грин, потому что именно ей Александр посвятил свою повесть, жанр которой обозначил как «феерия». Но на самом деле он начал повесть намного раньше и ещё в 1919-ом году рукопись «Парусов» была в его вещах, когда его призвали в Красную армию, где он заболел сыпным тифом. Кто же была Ассоль? Уж точно вряд ли Мария Долидзе, брак с которой продержался всего несколько месяцев, о котором нам известно только то, что она хотела получить «спокойного, бытового мужа», кем Грин точно не являлся.

Несомненно, он вывел себя в образе Артура Грэя, с кем у писателя совпадают не только инициалы и цветовой символизм фамилий (grey – серый, green – зелёный), но и который исполнил детскую мечту стать капитаном. Ассоль так и остался собирательным образом девушки, мечту которой он хочет исполнить. Хотя на самом деле это он сам искал романтическую любовь.

Его Ассолью стала Нина Николаевна Миронова, которую он впервые увидел в редакции газеты «Петроградское эхо» и забыл об этой встрече на три года. Вторая встреча состоялась при совсем неромантичных обстоятельствах: нуждающаяся Нина распродавала свои вещи. Пара стала жить вместе и вскоре Грин настоял на том, чтобы они поженились.

Прикрепленная картинка


Грин так и не стал образцовым мужем. Он проматывал за один раз большой гонорар или в момент, когда денег не было вовсе продавал пальто, чтобы порадовать любимую. Но она была той, кого только умиляла его порывистость, его жизнь одним днём, и она ценила, что он готов принести будущее в жертву, лишь бы на короткий миг воплотить мечту.





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 0 | сообщение № 77 отправлено 12:16, 08.01.2019

Профнепригоден! Интересные факты о жизни Роберта Рождественского


Прикрепленная картинка


Фамилия, литературная профнепригодность и многое другое.


Мы вспоминаем Рождественского, когда видим в сети отрывки стихотворения "Все начинается с любви", а также, когда слышим 9-ого мая традиционную песню на его стихи из "17-и мгновений весны". Интересным было не только творчество поэта, но и сама его жизнь. Несколькими необычными фактами которой мы хотим поделиться с вами в этой статье.

1. Почему Рождественский?

Это не романтическая выдумка, а обычные семейные реалии. Мама Роберта, когда тому было 13 лет, познакомилась с Иваном Рождественским. Вскоре пара поженилась, а супруг усыновил будущего поэта, дав ему свою фамилию. Настоящая же фамилия Роберта – Паткевич.

А назвали мальчика Робертом в честь революционера Эйхе.

2. Первый стих – папе

Дебютировал Роберт на литературном поприще в очень юном возрасте – мальчику на тот момент было 9 лет. Детство Рождественского пришлось на военный период, поэтому ребенок был разлучен с семьей и жил у бабушки в Омске. Там юный поэт написал первое стихотворение "С винтовкой мой папа уходит на фронт", которое опубликовали в местной газете.

Биологический отец Станислав Паткевич вступил в ряды Красной армии. Но так и не вернулся с фронта, погибнув в 1945-ом году.

3. Доказал, что ему не слабо

Шел 1950-ый год, Рождественский решил поступить в литературный институт, чтобы продолжить свой поэтический путь. На удивление юноше ответили отказом, ошарашив причиной – профнепригодность. Скорее всего, такой вердикт был вынесен из-за заикания, чего поэт всегда стеснялся.

Это не обидело Рождественского и он, напротив, взял себе за цель доказать всем, что у него действительно есть талант к сочинительству. И достиг ее! Роберт стал студентом уже в следующем году.

4. Сорок один год с одной единственной

Ученицу, которую увидели с сигаретой, а потом нещадно порицали на собраниях комсомола – звали Аллой Киреевой. Девушка полюбилась поэту с первого взгляда, она же стала его единственной спутницей по жизни.

41 год супруги прожили в браке, воспитав двоих прекрасных детей. Жена была Роберту не только женщиной всей жизни, но и его музой. Благодаря ей из-под пера поэта вышло множество красивых строк о любви.

5. Грустные стихи не годятся

Прикрепленная картинка


После выхода стихотворения "Утро" у Рождественского начались проблемы: секретариат ЦК КПСС назвал произведение "упадническим". Поэту перестали организовывать вечера и ему сложно было где-либо выступать, не говоря уже о книгах и печати.





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 1 | сообщение № 78 отправлено 12:50, 26.01.2019

Неизвестный Пушкин. 10 небанальных фактов о русском поэте


За долги расплачивался стихами

Многие российские поэты и писатели были азартными. Ну а уж Пушкин с его то характером вообще не вылезал из-за стола. То карточного, то письменного, ведь это было связано!

Дело в том, что Пушкин часто влезал в крупные карточные долги. Столько денег под рукой не было, и Пушкин брал в руку перо и писал. Гениальность поэта была в том, что он писал не только красиво, но еще и быстро и продуктивно. После этого он сдавал рукопись в издательство, получал большой гонорар, которого хватало, чтобы покрыть долг.

К примеру, поэму «Граф Нулин» поэт написал за два дня. Ее купили и опубликовали в «Московском вестнике», а вырученных денег хватило, чтобы покрыть долги за месяц.

Ходячий толковый словарь

Филологи оценивают словарный запас Пушкина в 21,2 тысячи слов. Это по меньшим меркам и только на основе его произведений. В жизни он употреблял еще больше слов.

Много ли это? В среднем, словарь современного россиянина варьируется от 6 до 15 тысяч слов. Причем 15 тысяч – это уже человек уровня профессора. А в обычной жизни мы обходимся всего 500 словами!

Откуда же у Пушкина такой богатый лексикон? Источник знаний – книги на разных языках. Пушкин знал семь иностранных языков и постоянно изучал все славянские языки. Зарубежные слова он легко адаптировал на русский лад и охотно воскрешал старые славянские понятия.

Пушкин и женщины

Пушкин был любвеобильным. Первая девушка у него появилась уже в 14 лет, что рано по тогдашним меркам. По словам самого поэта, у него было более 100 женщин. При том, что по описанию современников, Пушкин считался некрасивым и низкорослым. Но внешность для мужчины не главное, был уверен поэт.

Почему Пушкин убегал от жены на балах

Настоящая его любовь – Наталья Гончарова, но Пушкин стеснялся танцевать со своей женой и даже находиться с ней рядом. Дело в том, что поэт был на 10 см ниже своей жены! Это бросалось в глаза, люди посмеивались, а Пушкин злился.

Пушкин масоном не был!

Вопреки слухам, официально Пушкин так и не стал масоном. Хотя и носил их символику, в частности золотой наперсток. В 1821 году Пушкин все же вступил в масонскую ложу – в то время это было модно в среде аристократов.

Каким-то серьезным фанатиком масонов поэт не был, но символику соблюдал. Один из характерных символов масонов – длинный ноготь на мизинце. Поэт надевал на него золотой наперсток, потому что сам по себе ноготь постоянно ломался. Но, формально, Пушкин масоном не стал, так как его ложа «Овидий» так и не получила официального статуса.

Пушкин – фанат ЗОЖ

Пушкин вел классический здоровый образ жизни. И это при том, что мода на ЗОЖ пришла гораздо позже, фактически только в наше время. Каждый день Пушкин гулял, много плавал даже в холодное время года – для закаливания. Много фехтовал и считался физически крепким мужчиной.

Почему Пушкин неожиданно бросил писать сказки?

Пушкин писал сказки, которые быстро остановились популярными. Всего с 1818 по 1834 год Пушкин выпустил 7 сказок. Из них шесть для детей, которые мы хорошо знаем и одна для взрослых – «Царь Никита и сорок его дочерей». Довольно пикантное произведение, о котором многие и не слышали.

Но однажды он прочел сказку Ершова «Конек-Горбунок». Поэт признал, что он не может написать что-то лучшее в жанре сказки чем это произведений. И не стал дописывать «Сказку о медведихе», которая так и осталась незаконченной. И с этого момента больше не писал сказок вообще.

Дуэли и Дантес


Пушкин был слишком вспыльчив. Дуэли нередко возникали на пустом месте из-за пары слов. Всего Пушкин участвовал в 20 дуэлях.

С Дантесом же особая история. Косвенно, он приходился Пушкину не чужим человеком. Он был женат на Екатерине Гончаровой – сестре жены Пушкина.

25-летний француз не сдружился с поэтом - он пускал слухи, что Наталья Гончарова изменяет Пушкину. Поэт вызвал француза на дуэль, но окружение погасило конфликт и дуэль отменили.

Но оскорбления в адрес друг друга продолжились. Дантес продолжал сплетничать, а Пушкин писал эпиграммы в адрес родителей Жоржа. В итоге, эпиграммы вывели Дантеса из себя, и он вызвал Пушкина на дуэль. Которая и стала роковой для нашего поэта.

После этого Дантес вы изгнан из России – слишком много людей здесь возненавидело его за убийство национального поэта. Во Франции сделал карьеру чиновника, дослужился до сенатора. Умер в возрасте 83 лет. Всю жизнь переживал о том, что стал виновником гибели русского поэта.

В наши дни Пушкина бы спасли
По описанию друзей и заключению современных медиков, Пушкин потерял 40% крови. Это много, но не фатально….в наши дни. Друзья и секунданты тоже «молодцы» - несли раненого поэта, как попало, чем только ускорили кровопотери. Хирурга нашли с большим опозданием. При этом, легко раненого Дантеса врачи осмотрели и полечили раньше Пушкина! Поэт скоропостижно скончался, прожив всего 46 часов после ранения.





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 0 | сообщение № 79 отправлено 16:38, 27.01.2019

Ошибка на ошибке! 6 великих писателей, которые были безграмотными


Когда человек пишет с ошибками, ему обязательно рекомендуют читать больше хороших книг и ставят в пример великих писателей. При этом зачастую не зная о том, что некоторые из них и сами были безграмотными – спасала только твердая редакторская рука.

Рассказываем о литературных гигантах, у которых были серьезные проблемы с правописанием.

1. Ганс Христиан Андерсен

Сказочником Андерсен был прекрасным, но писал с ужасающим количеством ошибок. Он учился в нескольких школах, учеником был прилежным, но очень болезненно воспринимал критику, на которую не скупились учителя.

Выучиться грамотному письму Андерсен так и не смог, поэтому ему приходилось тратить немалые деньги на вычитку и правку текстов – без этого издатели попросту возвращали ему рукописи.

2. Владимир Маяковский

Поэт, прославившийся необычными стилями и образами, не признавал не только общепринятых литературных правил, но и пунктуации. Сам он говорил, что ненавидит точки и запятые и гордится этим, а потому полностью их игнорирует.

Однако литературоведы считают, что дело совсем не в этом – вероятно, у Маяковского была дислексия, и он в упор не понимал, где нужно ставить знаки препинания. Выручали друзья: сперва коллеги-футуристы, а потом расстановкой точек и запятых стал заведовать Осип Брик.

3. Агата Кристи

Непревзойденная Королева детективов, одна из самых публикуемых авторов за всю историю литературы, тоже отметилась ошибками. Агату Кристи обучали на дому, но ее мать считала, что до восьми лет дочери читать не стоит. Хотя в пятилетнем возрасте девочка выучилась чтению сама и отдала должное множеству книг, от безграмотности ее это не спасло: у нее была дислексия. Ошибок она делала неимоверное количество, но кого это теперь волнует?

4. Эрнест Хемингуэй

Нередко безграмотность объясняется сложностями с концентрацией внимания или той же дислексией. Но с Хемингуэем совсем другой случай. Всемирно известный гений американской литературы и Нобелевский лауреат попросту ленился. Как написал – так написал, а писал он, между прочим, с грубейшими ошибками в духе «ище» вместо «еще». Ну не писательское это дело, рукописи вычитывать!

5. Льюис Кэрролл

Автор «Алисы в Стране чудес», как известно, был математиком, и уже только за это ему можно сделать скидку за кучу ошибок, которые он делал, когда писал – будь то письма, философские эссе, математические труды или абсурдная сказка. Как и сейчас, в то время это считалось постыдным. Джентльмен, профессор, и вдруг – ошибка на ошибке.

Биографы писателя полагают, что у него тоже была дислексия, но, как бы то ни было, чудаковатого Кэрролла собственная безграмотность нисколько не беспокоила.

6. Джейн Остин

С образованием у Джейн Остин поначалу не заладилось: в одной школе заправляла тираничная директриса, доводившая учениц до истощения, в другой плевали на успеваемость. В конце концов отец решил обучать Джейн дома. Он привил ей вкус к хорошей литературе, она много читала, но улучшить грамотность это не помогло. В рукописях Остин было полно ошибок, так что ей постоянно приходилось просить помощи с корректурой.





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 0 | сообщение № 80 отправлено 12:21, 29.01.2019

7 обличий Василя Быкова: вражеский шпион, политик и поэт без стихов




Проза Василя Быкова, белорусского писателя, известного не только в странах бывшего СССР, но и во всем мире, не стареет. Почти все его произведения – о Великой Отечественной войне, которую он прошел от начала до конца. Но далеко не всегда эти книги были угодны Советской власти, а перестройка лишь породила новый конфликт…

Представляем вам семь необычных фактов из жизни автора "Сотникова" и "Обелиска" Василя Быкова.

1. Он мог стать художником

Быков с детства обожал рисование, и после школы поступил в Витебское художественное училище на скульптурное отделение. Учился на стипендии, когда спустя всего год ее отменили, занятия пришлось оставить – его родители были небогатыми крестьянами, и рассчитывать на их поддержку он не мог. Но Быков продолжал делать зарисовки и с удовольствием рисовал карты, а иногда и работал в художественных мастерских.

2. Во время войны его приняли за фашиста и едва не расстреляли

Во время войны Быков был на Украине. Сперва он занимался оборонными работами, затем началось отступление. Когда дошли до Белгорода, Быков попытался купить провизии и из-за этого отстал от своих.

Его задержали и нашли в кармане схему движения колонны – наивный парень рисовал ее по пути, и этим едва не подписал себе смертный приговор: его приняли за вражеского шпиона. Быкова заперли в подвале, потом привели туда, где расстреливали заключенных. Он впал в такое отчаяние, что красноармеец пожалел его и позволил Василю сбежать.

3. Его считали погибшим

В армию Быкова призвали в 1942-ом году. В начале 1944-ого он принимал участие в Кировоградской наступательной операции, где был серьезно ранен. Его записали в погибшие. На самом же деле Быкова отправили в госпиталь. Там он пролежал несколько месяцев, оправился от ранений и вернулся на фронт.

Эти события легли в основу повести «Мертвым не больно». Сейчас она рекомендована школьникам Министерством образования. Но тогда после первой публикации ее приняли в штыки: властям не понравилось, что Быков без прикрас описал отношение высших чинов к простым людям – пренебрежение начальников к человеческим жизням не больно-то укладывалось в героические образы, которые полагалось изображать советским писателям.

4. Быков занимался политикой и был против альянса Белоруссии с Россией

С 1978-ого года Быков избирался депутатом Верховного Совета Белорусской ССР, а в перестройку возглавил Белорусский народный фронт, который выступил против союза Белоруссии и России. Быков считал, что его стране следовало повернуться лицом к Западу.

5. Его преследовали за политические убеждения

Несмотря на то, что произведения Быкова, не раз экранизировавшиеся, пользовались популярностью на родине, а сам он был лауреатом многих премий, в 1997-ом году писатель был вынужден эмигрировать. Он жил в Финляндии, Германии, Чехии. В конце концов Быков вернулся на родину, но умер всего через месяц после возвращения.

6. Лукашенко считал его поэтом – к удивлению самого Быкова

Автор жестко критиковал политику Александра Лукашенко. Президент взаимностью ему не отвечал и однажды патетично заявил, что вырос на стихах Василя Быкова. Писатель честно ответил, что стихов у него нет, но некоторых это не смутило – в 2012-ом году в Белоруссии вышли тетради со «стихами» Быкова. Казус вышел невероятный: оказывается, издатели нагуглили строки его однофамильца, публикующегося на сайте Стихи.ру.





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 0 | сообщение № 81 отправлено 11:24, 23.02.2019

8 необычных хобби великих писателей


Гениальные писатели частенько отличались странноватыми привычками и увлечениями. Насколько они не от мира сего – судите сами!

1. Антон Чехов: смерть щебню!

Антон Павлович Чехов не был особо погруженным в себя человеком, но странности тоже имел. Так, он по несколько часов сидел возле своего дома в Ялте и крошил молотком несчастный щебень. Чтобы монотонный труд не пропадал зря, потом этой крошкой автор посыпали дорожки в саду.

Надо сказать, родственников писателя напрягало это необычное увлечение, ведь Антон Павлович не потрудился его объяснить.

2. Владимир Набоков: досуг с сачком

Ответ на вопрос, в какую область Владимир Набоков внес наибольший вклад, кажется очевидным – конечно, в литературу! Однако некоторые энтомологи с нами не согласятся. Дело в том, что Набоков обожал бабочек, и не просто любовался ими, но еще и специально искал, ловил, исследовал.

Он открыл много новых видов, и несколько их десятков названы в честь него и его книг. Так что если вы подробнее изучите эту тему, однажды сможете указать на порхающее насекомое и громко сообщить всем, что рядом летает Лолита (или, точнее, Madeleinea lolita).

3. Лев Толстой: ботинки для Фета

То, что граф Лев Николаевич Толстой любил одеться в рубище, пообщаться с простым народом и попахать как следует на поле – факт давно известный. А вот его увлечение сапожным ремеслом вспоминают нечасто. Да, Лев Николаевич охотно шил сапоги и потом раздаривал их родным, друзьям и знакомым. Причем освоил он это дело уже в преклонном возрасте.

Жена Толстого долго критиковала его скромные успехи на этом поприще. Зато поэт Афанасий Фет решил поддержать коллегу по перу в добром деле и сам заказал у него пару обуви. По его словам, вышло отлично!

4. Иван Крылов: огоньку не найдется?

Баснописец имел очень странное хобби: смотреть на пожары. В его время, как только вспыхивал чей-то дом, сразу звонили в колокол. Крылов реагировал мгновенно в любое время суток и несся созерцать бушующее пламя.

Дошло до того, что его арендодатель всерьез обеспокоился: не устроит ли постоялец пожар, если в округе перестанет полыхать. И даже заключил с Крыловым договор, обязывающий последнего в случае чего выплатить компенсацию.

5. Иоганн Гете: сеятель прекрасного

Автор «Фауста», вдохновившего целую плеяду писателей, в том числе и Михаила Булгакова, имел трогательное увлечение: он обожал цветы. Ему их катастрофически не хватало, поэтому, отправляясь куда-нибудь, Гете брал с собой семена и рассыпал везде, где они могли вырасти. В результате город Веймар фактически утонул в фиалках – их Гете любил больше всего. Позже некоторые сорта этих цветов назвали в честь произведений поэта.

6. Чарльз Диккенс: прогуляемся в морг?

Если бы вы захотели поднять настроение Чарльзу Диккенсу, то никогда бы не догадались, что следует сделать. И нельзя будет вас в этом винить, потому что великий классик обожал походы в морг и рейды с речной полицией, которые обычно заканчивались обнаружением трупов.

Что именно привлекало его в неопознанных человеческих телах, сказать сложно, но тянуло его туда, как магнитом, и в конечном итоге Диккенс нежно окрестил морг «своим старым знакомым».

7. Герберт Уэллс: военные игры

Герберт Уэллс, автор «Войны миров», к войнам подходил серьезно и полностью погружался в… игры с солдатиками. В то время их выпускали огромными партиями на любой вкус, так что дети, а заодно и Уэллс, могли устроить какие угодно боевые действия.

Герберт тщательно работал над полем, продумывал стратегии и создавал правила. Он даже написал книгу «Маленькие войны» – руководство по таким играм для детей «от 12 до 150 лет».

8. Агата Кристи: яблоки в ванне

Королеву детективов нередко вдохновляли материалы о реальных преступлениях. Все бы ничего, только вот Агата Кристи предпочитала при изучении текстов лежать в ванне и попутно поглощать яблоки.





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 1 | сообщение № 82 отправлено 18:59, 16.03.2019

Сочиняли стоя и без одежды: писатели, творившие неординарно


Самые странные идеи для рабочего процесса от великих писателей.


Виктор Гюго

Гюго прославился не только своими великолепными романами, но и необычным подходом к их написанию. Прежде чем сесть за работу, он раздевался, отдавал одежду слуге и строго-настрого наказывал не возвращать ее до тех пор, пока план не будет выполнен. Это помогало ему не отвлекаться на прогулки и посиделки с друзьями и заканчивать произведения вовремя.

Был любитель писать голышом и среди русских писателей: такой подход очень нравился Александру Куприну.

Антон Чехов

Чехов, наоборот, приступал к работе, полностью облачившись в парадный костюм. Писательство – дело нешуточное! У Антона Павловича вообще было на редкость серьезное отношение к одежде, и, как следствие, немало исследовательских статей по его творчеству посвящено костюмам персонажей.

Эрнест Хемингуэй

Великий классик американской литературы творил стоя. Он был уверен, что писательство способствует увеличению не только ума, но и массы тела, поэтому куда полезнее писать на ногах. Исследования врачей подтвердили, что Хемингуэй был прав: много сидеть вредно! Так писатель и приступал к работе – становясь перед специальным столиком или полкой с карандашом в одной руке и напитком в другой.

Но Хемингуэй был далеко не первым. Еще до него такой способ практиковал Николай Гоголь. А позже его взял на вооружение и Владимир Набоков.

Оноре де Бальзак

Кого вопросы здоровья не волновали совершенно, так это Бальзака. Садясь за рабочий стол, он разувался и опускал голые ноги на холодный пол, и попутно вливал в себя невероятное количество кофе. Так ему удавалось не уснуть, пока не будет написано достаточно строк.

Эмиль Золя

Французский классик Эмиль Золя нашел еще более радикальный способ соблюсти сроки, чем Виктор Гюго. Чтобы не соблазниться другими интересными делами, он привязывал себя к стулу. Хочешь не хочешь, а приходилось работать!

Джеймс Джойс

Автор «Улисса» любил писать, лежа в кровати на животе. При этом Джойс считал, что писательский день удался, если он написал хотя бы парочку предложений.

Также в число «лежачих» творцов входили Марк Твен, Марсель Пруст, Трумен Капоте. Вдохновляясь их успехами, современные авторы даже создали специальные книги о пользе горизонтального образа жизни!





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 0 | сообщение № 83 отправлено 14:42, 18.03.2019

Диван, пожары и слезы радости: 5 необычных фактов об Иване Крылове




Говоря о баснях, первым делом мы вспоминаем Ивана Андреевича Крылова. На его ироничных текстах выросло не одно поколение, а многие выражения из басен давно стали крылатыми. Совсем скоро, а именно 13-го февраля мы отметим 250-й День рождения великого писателя. По этому случаю мы решили вспомнить, как жил и творил Иван Андреевич Крылов.

1. Вечный путник

Удивительно, но именно дорога давала Крылову большую часть вдохновения. Если сложить все путешествия Ивана Андреевича, то получится, что писатель провел в пути целых 10 лет!

2. Такой, какой есть

По мнению литературоведов Крылов стал прототипом Обломова. С ними сложно не согласиться: баснописец был ленив и часами мог лежать на своем любимом диване.

Многие современники подмечали, что Ивану Андреевичу были чужды любого рода прихорашивания. Баснописец часто мог выйти в свет в неряшливом виде, что его ничуть не беспокоило. По этому поводу даже был сочинен вот такой анекдот:


3. Любил покушать

Крылов по натуре своей очень любил поесть. А еще у автора была послеобеденная традиция – обязательно поспать пару часов. К такой привычке Ивана Андреевича постепенно привыкли все его друзья, а потому во время совместных обедов всегда оставляли для писателя пустое кресло.

Есть версия, что именно любовь к еде и сильное переедание привело Крылова к проблемам со здоровьем, а после и к смерти.

Еще одной страстью после еды для автора были пожары. Писатель часто приходил на место пожара, чтобы полюбоваться этим отнюдь не эстетичным зрелищем. К слову, не пропускал возможности поглазеть на большое пламя и сам Александр Сергеевич Пушкин.

4. Жил настоящим

Баснописец придерживался мнения, что жить нужно только лишь настоящим, не заглядывая вперед/не оборачиваясь назад. Еще Крылов имел философию: ни к чему не привязываться. Поэтому и прожил счастливую жизнь, ни о чем не жалея.

А еще автор всегда был искренен: во время вручения каких-либо наград Иван Андреевич практически всегда проливал слезы радости.

5. Был самобытным

Крылов вложил в свои произведения простоту русского духа. Органично передать атмосферу жизни крестьян ему помогли воспоминания из молодости: юный Иван принимал участие в кулачных боях. Таким простым человеком писатель остался навсегда: этого не изменила даже слава.

Над ним пусть и по-доброму посмеивались, но все же уважали как автора. А во время пышного прощания с Крыловым гроб баснописца нес сам граф Орлов.





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 0 | сообщение № 84 отправлено 09:35, 21.03.2019

Александр Блок – пришелец с Луны. Странный брак поэта и загадка поэмы «Двенадцать»




Учудил так учудил!

В пятилетнем возрасте Блок написал первые стихи, подростком издавал рукописные журналы с рассказами и ребусами собственного сочинения. Со сверстниками общался мало, толпы орущих мальчишек в гимназии его поражали. Куда уютнее маленькому Саше было наедине с собой.

В шестнадцать лет будущий поэт влюбился. Казалось бы, совершенно невинный факт – возраст-то какой! – если бы не одно «но»: Ксении, избраннице Блока, было тридцать семь! Они встретились на курорте в Германии. Зеленый юнец и замужняя дама, приехавшая поправить здоровье после очередных родов... Роман завязался стремительно. Можно представить себе ужас матери Блока, когда юный сын заночевал у Ксении.

Эта невероятная связь продолжилась и в Петербурге: тайными встречами, страстными письмами и, разумеется, стихами. Окончательное расставание произошло лишь спустя четыре года после их знакомства.

Брак с оговорками

Еще через несколько лет Блок женился на Любови Менделеевой, дочери Дмитрия Менделеева – того самого, который составил периодическую систему химических элементов. Этот брак стал уникальным и по праву может занимать первое место в рейтинге самых странных семейных союзов.

Внешне все казалось идеальным. Семейства Блоков и Менделеевых были давно знакомы. Блок писал стихи, в которых называл Любу Прекрасной Дамой. Романтика! Поэт спустил возлюбленную с небес на землю сразу после венчания, когда, по идее, должна была состояться первая брачная ночь. Не состоялась. Блок объяснил Любе, что их любовь слишком возвышенна, чтобы они могли опуститься до приземленных ласк. Поэтому ничего такого между ними не будет.

Любовь Дмитриевна была в шоке. Она подумала, что с ней что-то не так, и принялась отчаянно работать над собой, пытаясь разжечь в супруге хотя бы крупицы страсти. Но Блок и слышать ничего хотел: жена для него святая, неприкасаемое воплощение женственности, и все тут. После подобных патетических объяснений поэт отправлялся утолять свои страсти с теми, кто святым уж точно не был. Блок признавался, что за всю жизнь имел близость с тремя сотнями женщин!

Так прошел год. Жене Блока удалось склонить его к близости, но для обоих это стало не слишком приятным опытом – оно и понятно, учитывая долгую предысторию. Любовь Дмитриевна смирилась с тем, что ждать плотской любви от супруга бесполезно. Тогда она потянулась к другим: сначала к поэту Андрею Белому, потом пошла череда других любовников… Блок был в курсе и не возражал. Когда жена забеременела, он выразил готовность вырастить чужого ребенка, но, к сожалению, малыш умер.

При этом супруги регулярно обменивались заверениями в любви. Просто, милостью Блока, она была чисто духовной.

Поэма, смысл которой ускользал даже от автора

Возвышенных чувств и прекрасных стихов было вполне достаточно, чтобы Блока запомнили на десятилетия. Однако случилась еще и поэма «Двенадцать»: мистический акт, литературно-исторический фурор и одновременно – первый гвоздь в крышку гроба поэта. Об этом творении выпущена масса исследований, но однозначных ответов на поставленные вопросы до сих пор нет. Прежде всего, что имел в виду Блок?

Первый шаг к разгадке поэмы – понимание того, что точного ответа не знал даже сам поэт. По его признанию, поэма пришла к нему сама, неожиданно, извне. Дело было в январе 1918-го года, после Октябрьской революции прошло всего два месяца. В замерзшем Петрограде медленно таяли надежды на светлое будущее, на улицах творился разбой. Блоку удалось ухватить время и запечатлеть его в поэзии. После он скажет, что писал «в согласии со стихией».

Символизма поэмы не отрицает никто, но ее трактовка остается предметом споров. По одной версии, Блок, поддерживающий революцию, помещает Христа впереди революционеров как символ справедливости. Хотя Блок уверял, что ему самому не нравится конец, и он всячески пытался его обойти, в результате ничего не вышло. Такое сопротивление со стороны поэта странно, ведь изначально число двенадцать никак не позволяло обойти ассоциацию с апостолами Христа – именно столько их было.

Возможное неприятие Блоком концовки может быть связано с предположением, что на самом деле фигура впереди революционеров – не настоящий Иисус, а дьявол, принявший его обличие. Действительно, странно, если бы Блок, пусть и приветствовавший революцию, сразу после жестокого нападения отряда объявил их праведниками, следующими за Христом.

Хотя поэма осталась непонятой, Блок от нее не отказался. Поэт, так непохожий на других, был уверен, что раз она пришла, значит, ей надо быть. Он – лишь инструмент в руках чего-то иного…

И все же спустя несколько лет, когда Блок лежал на смертном одре, его терзала одна-единственная мысль: все ли экземпляры «Двенадцати» уничтожены… Как будто он захотел отобрать у людей то, чего они не поняли – и забрать с собой.





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Посетитель
  3. 740 сообщений
  4. Активный
Полезность: 0 | сообщение № 85 отправлено 12:45, 23.03.2019

Леопольд Захер-Мазох — скромный преподаватель и отец мазохизма




Александр Пушкин ценил романы австрийского писателя Захера-Мазоха. Откровенными произведениями восхищались и Эмиль Золя, и оба Дюма — отец и сын. Однако мало кто знал, что Захер-Мазох сюжеты не придумывал. Он просто описывал свою жизнь.


Мазохизм в детстве Леопольда


Леопольд фон Захер-Мазох был первым сыном в знатной австрийской семье. Его отец служил в полицейском управлении. Деды и прадеды преимущественно были высокопоставленными чиновниками. В доме, где рос Леопольд, царило просвещение. Домашнее образование открывало перед юношей блестящую карьеру. Однако интересы у юного Леопольда были весьма специфические.

Самым ярким воспоминанием из детства стала его тётя — властная и надменная графиня Зиновия. Именно с неё началось увлечение женщинами в мехах. Даже домашние кофты она оборачивала беличьими шкурками. Однажды Леопольд стал свидетелем пикантной сцены.

Мальчик увидел разъярённого дядю, который застал жену с любовником. Но вместо извинений тётя с размаху ударила рогоносца. После этого взяла кнут и выгнала из спальни и мужа, и любовника. Через некоторое время супруг вернулся с извинениями. С этого момента Леопольд заинтересовался близостью жестокости и страсти.

Скромный преподаватель Захер-Мазох


Леопольд защитил докторскую диссертацию по праву в 19 лет. С этого момента ему дали место преподавателя в университете Граца. Научная деятельность не заладилась. Лекции Захер-Мазох превращал в настоящие представления. Это нравилось студентам, но раздражало руководство. Кроме того, Леопольд открыто игнорировал официальные собрания.

В 1858 году в печати появился откровенный анонимный очерк «Галицийская история». Публика восприняла произведение с интересом. Ощутив «силу пера», Захер-Мазох с головой ушёл в написание романов о любви и жестокости. Ежегодно автор публиковал одно-два произведения.

Живая «Венера в мехах»

Вскоре Леопольд начинает получать двусмысленные письма от некой Авроры фон Рёмелин. Целеустремлённая и властная девушка буквально женила на себе успешного писателя. Позже она настояла на издании историй собственного сочинения под фамилией мужа. Иногда она называла себя Вандой фон Дунаевой — в честь жёсткой героини одного из произведений писателя.

Несмотря на интерес публики, романы не принесли Захеру-Мазоху богатства. Аппетиты Авроры только усугубляли положение. Вскоре «Венера в мехах» покинула Леопольда. Писатель, чтобы прокормить себя, начал строчить однотипные романы, которые граничили с порнографией.

В семидесятых годах XIX века Леопольд вёл тайную переписку с неким Анатолем. Под псевдонимом скрывался баварский король Людовик II. До самого момента встречи стороны не знали пола «собеседника». Тайная переписка закончилась единственным свиданием. Встреча состоялась в совершенно тёмной комнате. Незнакомцы проговорили до утра и расстались навсегда.

Удовольствие от боли

В 1886 году психиатром и неврологом Рихардом фон Крафт-Эбингом была издана монография «Половая психопатия». Отклонение, при котором человек получает удовольствие от боли, психиатр назвал в честь Леопольда Захера-Мазоха — мазохизм. Интерес врача был вызван произведениями писателя. Книги послужили источником информации для обширного исследования. Последние годы жизни Захер-Мазоха прошли в немецком посёлке Линдгайм.

Писатель скончался в возрасте 69 лет. Леопольд никогда не подтверждал и не опровергал выводы Крафта-Эбинга относительно придуманного отклонения.





Сегодня змеюкой обозвали… А я и не против: мудрость, грация — как раз про меня! И первой, заметьте, не нападаю!

  1. Офлайн
  2. Поcетитель
  3. 116 сообщений
  4. Участник
Полезность: 0 | сообщение № 86 отправлено 11:31, 02.08.2019

Приключения Артура Конан Дойля до и после Шерлока Холмса

125 лет назад Артур Конан Дойль убил Шерлока Холмса, поехал в Швейцарию и превратил Давос в горнолыжный курорт. Спустя десять лет он воскресил Холмса, провел собственное расследование дела невинно осужденного и ввел в Англии апелляционный суд. Его приключения и изобретения всегда оставались в тени достижений его героя, хотя и ни в чем не уступали им. К юбилею смерти и воскресения Шерлока Холмса рассказываем, чем занимался его автор в свободное от великого сыщика время.

Как Конан Дойль получил лицензию на убийство и поспорил о нравственности.

Известный факт: до того как стать всемирно известным писателем, Конан Дойль был врачом. В 1881 году он закончил Медицинскую школу Эдинбургского университета, однако явно был невысокого мнения о своих врачебных навыках и в честь получения дипломов бакалавра медицины и магистра хирургии даже нарисовал на себя карикатуру: счастливый доктор Конан Дойль размахивает дипломом, а внизу подпись: «Лицензия на убийство».

Первое время он вел со своим однокурсником совместную практику в Плимуте, затем решил, что пора начать собственное дело, и в 1882 году переехал в Портсмут. Снял дом, кое-как обустроил приемную и стал ждать пациентов. Пациентов не было. В Англии действовал закон, запрещающий врачам предлагать свои услуги в газетах и объявлениях, клиентов надо было искать через знакомых. Поняв, что придется расширять социальные связи, Конан Дойль решил прибегнуть к испробованному способу — спорту.

Спорт и прежде выручал его: отвлекаясь на крикет, плавание, футбол и хоккей, он пережил долгих восемь лет обучения в иезуитской школе и колледже Стоунихерст, а уложив в боксерском поединке стюарда китобойного судна, на котором подрабатывал хирургом, снискал уважение шотландских моряков. Конан Дойль вступил во все спортивные общества Портсмута, а в 1883 году помог организовать и первую в городе футбольную команду. Большинством игроков в ней были рабочие портовых доков, вратарем — сам Конан Дойль. Правда, футбол считался в викторианской Англии игрой не для джентльменов, и, чтобы не отпугнуть клиентов из высшего общества, Конан Дойль на всякий случай выступал под псевдонимом Эй Си Смит.

Скоро медицинская практика Конан Дойля разрослась до вполне приемлемых размеров, он пользовался уважением в обществе и чувствовал, что пора использовать накопленный авторитет для решения более глобальных задач. Его карьера публичного интеллектуала началась в 1887 году с двух открытых писем, опубликованных в газетах The Evening Mail и The Hampshire County Times. В них он вступал в полемику с полковником Уинтли — активистом стремительно набиравшей популярность Антивакцинационной лиги. Уинтли объявлял английские законы, обязывающие родителей прививать детей от оспы, безнравственными, а вакцины — не только неэффективными, но даже опасными для детей, и всячески пропагандировал в местной прессе отказ от прививок. Конан Дойль в ответ обвинял полковника в фальсификации статистики, некомпетентности и религиозном фанатизме и призывал родителей не обращать внимания на его лженаучные доводы. Несмотря на то, что позицию Конан Дойля поддерживали и другие врачи, его первый опыт публичной полемики оказался неудачным: спустя год правительство приняло новый закон, позволявший гражданам отказываться от вакцинации.

Неудача Конан Дойля не сломила: на протяжении последующих лет он не оставлял попыток отстоять в глазах общественности пользу вакцинации, причем не только от оспы. Немало решимости ему добавило участие в англо-бурской войне: работая хирургом в полевом госпитале, он написал статью для The British Medical Journal, призывая ввести обязательную вакцинацию хотя бы для призывников. В качестве аргумента он приводил статистику с текущей войны: если в боях и от ран в Южной Африке погибло 7,5 тыс. солдат, то охватившая армию эпидемия сыпного тифа унесла более 8 тыс. жизней. Впоследствии он еще дважды выступал с этим предложением перед королевской комиссией, но снова безрезультатно: в Первую мировую войну Британия вступила, так и не введя обязательную вакцинацию.
«Разве безнравственно доставить небольшой дискомфорт ребенку, чтобы обезопасить его от смертельной болезни? Не тот ли это случай, когда цель оправдывает средства? А толкнуть полковника Уинтли, чтобы спасти от несущегося на него локомотива, это тоже безнравственно? Если все это признать безнравственным, то я молюсь, чтобы мы никогда не достигли нравственности»
The Evening Mail, 1887.

Как Конан Дойль повез жену лечиться в Альпы и придумал горнолыжный курорт.

В конце 1893 года, похоронив Шерлока Холмса в Рейхенбахском водопаде, Конан Дойль и сам отправился в Швейцарию. Там, в Давосе, уже несколько месяцев лечилась от туберкулеза его жена. В Давосе Конан Дойль открыл новый для себя вид спорта — горные лыжи.

Не то чтобы о лыжах к этому моменту не знали вовсе: в Норвегии, например, ими активно пользовались и в спорте, и просто как средством передвижения. Но в Альпах горные лыжи были новинкой: во всем Давосе ими владели лишь двое энтузиастов — братья Брангер. Новый вид спорта братья осваивали сами, методом проб и ошибок, и посмеяться над двумя спортсменами, все время барахтающимися в снегу, собирались местные жители и пациенты туберкулезных пансионатов. К приезду Конан Дойля братья стали местными знаменитостями, но на лыжах стояли уже довольно уверенно. Быстро заскучав в спокойном санаторном городке, Конан Дойль решил брать у них уроки — теперь уже обитатели Давоса собирались посмотреть на барахтающегося в снегу знаменитого писателя.

Освоением базовых навыков Конан Дойль, разумеется, не удовлетворился — и, как только почувствовал себя в силах, предложил братьям немедленно отправиться на покорение альпийских вершин. В конце марта 1894 года Конан Дойль и братья Брангер отправились в рискованное даже по современным меркам путешествие из Давоса в соседний городок Ароза через перевал почти в 3 тыс. метров над уровнем моря. Путешественники не взяли с собой никакого снаряжения, кроме лыж, что чуть не стало причиной настоящей катастрофы: последний спуск, перед самым городом, оказался крутым, как отвесная стена. Спускаться на лыжах было самоубийством, находчивые браться стянули лыжи ремешками, сделав что-то вроде санок. Конан Дойль намеревался последовать их примеру, но что-то пошло не так: конструкция рассыпалась и лыжи потерялись в снегу. Конан Дойль, впрочем, не растерялся: решив, что первому англичанину, перешедшему Альпы на лыжах, не пристало возвращаться в цивилизацию пешком, он просто скатился с отвесного спуска, едва не лишившись штанов.

О своих достижениях и преимуществах освоенного вида спорта Конан Дойль тут же написал подробный рассказ для The Strand Magazine, уверяя читателей, что более захватывающего зимнего занятия придумать невозможно. Он прочил Швейцарии будущее центра горнолыжного спорта и немало вложился в его популяризацию — первые целенаправленные поездки в Альпы ради их склонов были совершены друзьями и поклонниками писателя, который помогал планировать, раздавал советы и рекомендации по снаряжению и технике спуска. К 1895 году спрос на лыжи так вырос, что местные шорники Эттингеры вместо того, чтобы каждый раз стругать лыжи на заказ, поставили их производство на поток, а в 1905 году в Швейцарии провели первый чемпионат по горным лыжам, на который приехало 10 тыс. зрителей.
«Для того чтобы спуститься вниз, я использовал свой собственный неповторимый стиль. Портной говорил мне, будто твид от Харриса никогда не изнашивается. Но поставленный мною эксперимент эту теорию не подтвердил. Фрагменты этого твида можно теперь найти на всем пути от перевала Фурка до Арозы, что же касается меня — до конца дня я был счастлив, если удавалось встать спиной к стене»
The Strand Magazine, 1894.

Как Конан Дойль перевоплотился в Шерлока и Англия получила апелляционный суд.

Странные и зловещие события происходили в английской деревне Грейт-Вирли в 1903 году. На полях после ночного выгула стали находить трупы лошадей, коров и овец — кто-то протыкал им животы острым предметом и оставлял истекать кровью. Скоро полиция стала получать анонимные письма от якобы члена некой банды, который обещал, что к осени они оставят животных в покое и займутся маленькими девочками. О банде из писем мало что можно было понять, кроме того, что в нее входил сын местного викария — Джордж Эдалджи. Неудивительно, что именно он и стал главным подозреваемым.

Джордж Эдалджи был сыном парса, принявшего христианство и ставшего местным викарием. Соседи относились к семье в лучшем случае настороженно, но в основном враждебно: члены семьи получали письма с угрозами, их двор нередко забрасывали мусором и экскрементами, били окна и оставляли на стенах дома надписи «Эдалджи — мерзкие грешники», а от их имени по всей округе рассылались скабрезные послания и открытки. Несмотря на непрекращающуюся травлю, Джордж Эдалджи успешно окончил школу, университет и стал успешным юристом — и все же именно его и местные жители, и полиция обвинили в зловещих убийствах животных ради зороастрийского ритуала.

18 августа Джордж Эдалджи был арестован — и через два месяца осужден на семь лет каторжных работ. Доказательства обвинения строились на том, что его обувь была испачкана землей, отпечаток ноги в поле соответствовал его размеру, а на его куртке нашлись шерстинки, идентичные шкуре убитого пони. Дело оказалось довольно резонансным: в поддержку Эдалджи была составлена петиция, которую подписали 10 тыс. человек, и в 1906 году его досрочно освободили, хотя обвинений не сняли. Эдалджи был вынужден вернуться в свою деревню и жить под присмотром полиции, не имея возможности заниматься юридической деятельностью. Отчаявшись самостоятельно справиться с ситуацией, он написал письмо Конан Дойлю, и тот, увидев в истории британский вариант дела Дрейфуса, взялся за собственное расследование.

Во-первых, установил он, земля на ботинках была черного цвета, тогда как на полях Грейт-Вирли — глинистая почва рыжего цвета. Во-вторых, куртку Эдалджи доставили на экспертизу в одном пакете с образцом шкуры пони — так на ткань и попали ее волоски. В-третьих, никто не делал слепка следа на поле, суд просто поверил констеблю на слово. К тому же Конан Дойль был все-таки профессиональным врачом: во время первой же встречи с Эдалджи он понял, что у того сильный астигматизм и близорукость. С таким зрением не только невозможно ночью найти животное в поле, но и с трудом получится добраться до этого поля.

Результаты своего расследования Конан Дойль опубликовал в The Daily Telegraph, потребовав пересмотра дела. Его поддержали юристы, но суд не мог ничего сделать — института апелляционного уголовного суда в Англии не было, единственным способом снять с Эдалджи обвинения было найти настоящего потрошителя. Стоит ли удивляться, что и с этим Конан Дойль блестяще справился. Дело в том, что, пока он занимался своим расследованием, на него обрушился шквал анонимок — неизвестный угрожал вспороть живот и ему, если он не бросит заниматься делом Эдалджи. Сравнив письма, которые получала полиция в 1903 году, и анонимки, Конан Дойль понял, что они написаны одним и тем же человеком, а несколько зацепок, оставленных в них отправителем, указывали на одного жителя Грейт-Вирли, отчисленного за хулиганство из местной школы, который сначала работал подмастерьем у мясника, а потом стал юнгой на корабле, перевозившем скот.

Свои выводы Конан Дойль отправил в комиссию, которую собрали для пересмотра дела. Джорджа Эдалджи признали невиновным и восстановили его юридическую лицензию. А под влиянием этого дела и дела Адольфа Бека (семь лет отсидевшего из-за небрежно проведенной очной ставки) в Англии уже в 1907 году заработал апелляционный уголовный суд.
«Перед нашей первой встречей мистер Эдалджи ждал меня в гостинице и читал газету, держа ее так близко к лицу, что было очевидно: у него сильная близорукость, отягощенная астигматизмом. Сама мысль, что человек с таким зрением пробирается ночью в поле, чтобы напасть на скот, смехотворна. Это заболевание наградило его выпученными глазами, которые вместе с темной кожей делали его очень странным человеком для английской деревни, и, конечно, его связывали со всеми странными событиями, происходящими в ней. Так в одном физическом недостатке крылись одновременно доказательство его невиновности и причина, по которой его сделали козлом отпущения»
The Daily Telegraph, 1907.

  1. Офлайн
  2. Поcетитель
  3. 116 сообщений
  4. Участник
Полезность: 0 | сообщение № 87 отправлено 11:32, 02.08.2019

Как Конан Дойль не нашел взаимопонимания с суфражистками и отстоял право женщин на развод.

В 1892 году Конан Дойль написал повесть «За городом» о том, как тихая жизнь английского пригорода была нарушена приездом феминистки, взбудоражившей местное общество идеей борьбы за право голоса для женщин, а затем уехавшей продолжать борьбу в США. Один из персонажей повести сетовал, что женскому движению не хватает солидарности, что если бы женщины объединились, то их совместный голос заглушил бы все голоса мира. Считается, что в уста этого героя Конан Дойль вложил свои мысли. Однако когда женщины наконец объединились, Конан Дойль встретил новое движение без восторга.

Конан Дойль открыто критиковал методы суфражисток, заимствованные у ирландского освободительного движения: погромы, поджоги, стихийные демонстрации, по его мнению, лишь порождали хаос. Суфражистки в ответ заливали его почтовый ящик кислотой и срывали его выступления. Не нравилось Конан Дойлю и основное требование — добиться права голоса на выборах. Оно казалось Конан Дойлю несвоевременным: при невозможности для женщины разорвать неудачный брак и существующих масштабах домашнего насилия вероятные политические разногласия между мужем и женой могли перерасти в настоящую трагедию. По английским законам правом на развод фактически обладал только мужчина — ему достаточно было всего лишь заявить о неверности жены, женщине же нужно было пройти через унизительную процедуру и доказать, что муж не только ей изменяет, но и жестоко с ней обращается. Право распоряжаться своим семейным положением представлялось Конан Дойлю куда более насущным для женщин, нежели право голоса.

В 1909 году он возглавил Союз за реформу бракоразводных процессов. Главной повесткой Союза было равенство полов в процессе развода — женщины должны были получить такое же право подать на развод из-за измены супруга, как и мужчины. Помимо измены, Конан Дойль выдвинул еще три убедительных причины для развода: алкоголизм или безумие супруга, его длительное отсутствие и физическое насилие в семье. На самом деле взгляды Конан Дойля на развод были еще либеральнее: в глубине души он верил, что брак может быть расторгнут и просто потому, что супруги больше не любят друг друга или не хотят быть вместе, но в политических целях он предпочитал придерживаться более консервативной повестки.

Борьба Конан Дойля за реформирование закона о разводах началась с брошюры, в которой он приводил базовые требования к закону, и нескольких выступлений — и вылилась в ожесточенную перепалку со всеми на свете. Консерваторы и духовенство обвиняли его в подрыве нравственности и антиклерикализме, сами суфражистки — в ненависти к женщинам и презрении к их правам. На одно из его выступлений о браке и разводе в небольшой церкви ворвалась толпа женщин и чуть не устроила в ней погром, сорвав речь Конан Дойля.

С переменным успехом это противостояние продолжалось до 1923 года, когда процесс развода в Англии наконец уравняли для обоих полов. Спустя пять лет добились своего и суфражистки — мужчины и женщины получили равное право голоса на выборах. Дополнительные причины для расторжения брака, которые предлагал Конан Дойль, появились в английском законодательстве уже после его смерти — в 1937 году.
«Здоровая мораль должна покоиться не на зыбучих песках теологии, а на твердыне гуманности. Вопль беспомощного ребенка, воспитывающегося в атмосфере пьянства и жестокости, которую защищает закон,— вот главный голос против нашего нынешнего устройства общества. Это ли христианские ценности?»
The Morning Post, 1913.

Как Конан Дойль поругался с Бернардом Шоу из-за «Титаника» и придумал спасательные жилеты.

После крушения «Титаника» в 1912 года британская пресса наполнилась статьями о героическом поведении англичан во время катастрофы. Драматичные рассказы о том, как мужчины, жертвуя жизнью, спасали женщин и детей, как члены экипажа решительно отстреливали трусливых иностранцев, которые пытались пролезть вперед во что бы то ни стало, как капитан не покинул корабля, а оркестр продолжал играть до последнего, публиковали все газеты страны.

Единственным, кто попытался снизить накал героического пафоса вокруг катастрофы, оказался Бернард Шоу. В статье «Некоторые неупомянутые моральные соображения», опубликованной в The Daily News, он последовательно разоблачал созданные прессой мифы о «Титанике» и рассказывал о неразберихе, панике, плохо проведенной эвакуации и классовых предрассудках, которыми руководствовались члены экипажа при заполнении спасательных шлюпок. Отвечать ему вызвался Конан Дойль, видевший в гибели «Титаника» национальную и личную трагедию. Уверенный, что для спасения пассажиров было сделано все возможное, он обвинил Шоу в манипуляции фактами. Шоу в ответ обвинил Конан Дойля в излишнем романтизме. Между писателями развернулась открытая дискуссия, она сошла на нет после публикации первых результатов расследования гибели «Титаника», которые показали, что ошибок все же было больше, чем героизма.

Проблема безопасности на воде и организации средств спасения запала писателю в душу. Статистика подтверждала, что проблема была актуальной: в 1914 году при столкновении с немецкими подлодками погибло почти 1500 британских моряков, служивших на патрульных крейсерах. Причем большая часть не погибла от ранений, а просто утонула: на военных кораблях запрещалось держать шлюпки, которые рассматривались как пожароопасные элементы, а других средств спасения предусмотрено не было. Конан Дойль предложил выдавать каждому моряку сверток с резиновым кругом, который в случае опасности можно было надеть на шею и надуть за десять секунд. Писателя поддержали газеты, несколько дней подряд выходившие с заметками о ловком изобретении, пока военное министерство наконец не распорядилось изготовить 250 тыс. таких кругов. Со временем это изобретение трансформировалось в полноценный спасательный жилет, как тот, который лежит под каждым креслом в самолете.
«Мы можем жертвовать кораблями и заменять их другими, но мы не можем позволить себе жертвовать людьми. Мы должны спасать их. Душевное спокойствие вернется к нам только тогда, когда у экипажей кораблей будет достаточно шансов на спасение»
The Daily Mail, 1914.

Как Конан Дойля не взяли на фронт и он создал собственную армию.

В конце лета 1914 года прославленный писатель, рыцарь Британской империи, получивший титул за фундаментальный труд «Англо-бурская война», успешный адвокат и правозащитник направил в военное министерство скромное письмо: «Думаю, можно сказать, что мое имя хорошо известно многим молодым людям в этой стране, и если я пройду призывную комиссию в моем возрасте — это будет хорошим примером. Мне 55 лет, но я очень силен и вынослив, к тому же у меня громкий голос, это может быть полезным при строевой подготовке». Британия только что вступила в Первую мировую войну, и Конан Дойль не упустил возможности выступить истинным патриотом.

Пока министерство рассматривало его заявку, Конан Дойль решил использовать свой громкий голос по-другому. Он развесил в городке Кроуборо, где жил с семьей, объявления о том, что собирается создать местный добровольческий отряд из тех, кого по разным причинам пока не берут в действующую армию, и таким образом начать готовить резерв солдат для, возможно, долгой войны. В первый же день в Добровольческий запасной полк Кроуборо записались 173 человека, которые тут же приступили к ежедневным занятиям — строевая подготовка, стрельба и марш-броски по местным болотам. Когда в действующую армию писателя все-таки не взяли, он всерьез занялся пропагандой добровольческих отрядов.
Об успехах своего полка он рассказал в статье в The Times, призвав англичан создавать подобные отряды во всех населенных пунктах. На него тут же посыпался шквал писем — 1200 деревень и городов Англии требовали выслать им инструкции и методические указания по формированию добровольческих резервов. Власти к инициативе отнеслись настороженно: вооруженные отряды, собирающиеся по всей стране без санкции и контроля правительства, казались не столько помощью стране, сколько потенциальной угрозой. Из военного министерства пришло распоряжение немедленно распустить незаконные объединения. Впрочем, запрет продлился недолго — правительство создало Ассоциацию добровольческих учебных корпусов, в задачи которой входило контролировать и организовывать работу законной добровольческой армии. Вице-президентом ассоциации стал Конан Дойль. По разработанной с его участием инструкции в добровольческую армию могли вступать не подлежащие призыву мужчины, а все затраты на содержание и вооружение добровольческих отрядов должны были покрываться за счет сбора средств в графстве, которому принадлежал полк.

Возглавить организованный им запасной полк Кроуборо, переименованный теперь в 4-й королевский добровольческий батальон Суссекса, Конан Дойль отказался, посчитав, что эту должность положено занять профессиональному военному, но прослужил в нем рядовым до самого конца войны. Впрочем, офицерскую форму Конан Дойль все-таки надел — в 1916 году он согласился отправиться на фронт, чтобы написать несколько очерков о доблести итальянцев и поднять престиж союзной Италии, потерпевшей от немцев несколько жестоких поражений. Отправить на линию фронта военное министерство могло только офицера, и Конан Дойль воспользовался званием лорда-лейтенанта, которое ему было пожаловано вместе с рыцарством в 1902 году. А так как специальной формой он тогда не обзавелся, то портному пришлось импровизировать и сшить мундир с серебряными розами вместо звезд на погонах — такие же мундиры получили и младшие сыновья писателя.
«Будущее скрывается во тьме, и мы не знаем, понадобится ли от нас последнее усилие, чтобы закончить войну. Но и сейчас мы не можем позволить себе ничего не делать»
The Times, 1914.

Как Конан Дойль стал апостолом новой религии и поверил в фей.

Если в вопросах общественных и политических Конан Дойль отличался трезвым умом и практичным подходом, то в вопросах духовных он был настоящим романтиком. Ирландец по происхождению, он был воспитан в католической вере, но во время обучения в иезуитском колледже разочаровался в религии. Хотя первое причастие и произвело на него впечатление, дальнейшее изучение религиозных догматов и риторики напрочь отвратило от какой-либо институционализированной духовной жизни. Завершение отношений с католицизмом стало началом долгих духовных поисков и попыток объяснить то, что не поддавалось логическому и научному объяснению.

Главный перелом в его духовной жизни предсказуемо пришелся на Первую мировую войну — в боях и в военных госпиталях погибли сын, брат и два племянника писателя. В попытках справиться с трагедией он обратился к спиритизму. Идея общения с духами привлекала писателя давно, сеансы с медиумами он иногда посещал и до войны, но в 1916 году простое увлечение переросло в пламенную страсть. За новую религию он был готов бороться до конца и сопротивлялся любым попыткам ее дискредитировать. Более того, он добровольно стал ее проповедником — до самой смерти ездил с выступлениями о спиритизме по всему миру, прочитал почти 500 лекций, в том числе в Канаде, Австралии, Южной Африке и США. Постепенно это увлечение вытеснило все общественные интересы Конан Дойля.

В 1920 году случилось чудо: духовное учение, вызывавшее скепсис у большинства здравомыслящих людей, неожиданно получило доказательства. Шестнадцатилетняя Элси Райт и ее двоюродная сестра, десятилетняя Фрэнсис Гриффитс, из деревни Коттингли смогли сфотографировать фей, с которыми, по их словам, часто играли у ручья. Конан Дойль, выросший на ирландских сказках о «маленьком народце», конечно, воспринял эту новость с энтузиазмом и в свойственной ему манере принялся распространять историю. В статье для The Strand Magazine он утверждал, что воспользовался методами Холмса и несколько дней сидел над фотографиями с сильной лупой, пытаясь отыскать на них признаки фальсификации, но так ничего и не нашел, а в 1922 году выпустил книгу «Явление фей», в которой сравнивал снимки с открытием Америки.

Искренняя вера Конан Дойля в фей губительно сказалась на его репутации — стали поговаривать, что создатель гениального Шерлока Холмса сошел с ума, люди шутили, что во время спектаклей о Питере Пэне, когда зрителей просят похлопать, чтобы спасти фею Динь-Динь, первым вскакивает знаменитый писатель.

В том, что для четырех из пяти сделанных фотографий были использованы вырезанные фигурки, Фрэнсис Гриффитс призналась лишь в 1983 году в интервью The Times, оставив поклонникам мистификации надежду, что на пятой фотографии «Феи и их солнечные ванны» действительно изображены сказочные существа. Впрочем, эксперты полагают, что объемность и реалистичность фей стали результатом случайной мультиэкспозиции — фигурки просто наложились друг на друга во время фотографирования и создали реалистичную иллюзию.
«Признание существования фей взбодрит материалистический ум ХХ века, погрязший в грязи, и заставит его признать, что в жизни есть место волшебству и тайне»
«Явление фей», 1922.

Как Конан Дойль решил удивить Гудини и показал Америке динозавров.

В 1922 году, во время путешествия по США с циклом лекций о спиритуализме, Конан Дойль получил приглашение от старого приятеля Гарри Гудини на ежегодный ужин Общества американских фокусников. Знаменитый маг уверял писателя, что его коллеги обещают не разоблачать при нем любителей общаться с духами, к числу которых он принадлежал. Не слишком полагаясь на честное слово иллюзионистов, Конан Дойль решил на всякий случай подготовиться к возможным разоблачениям. В Нью-Йорк он приехал с собственным фокусом.

В отеле «Макалпин», где проходила встреча, был установлен кинопроектор, писатель поприветствовал гостей и сказал вступительное слово: «Те изображения, которые вы сейчас увидите,— не мистика. Это, с одной стороны, сила воображения, а с другой — психическая энергии. Воображение мое, а энергия исходит отовсюду». После этого он запустил пленку, и на экране появились динозавры: хищные и травоядные, маленькие и большие, они охотились, отдыхали, ходили на водопой, спаривались и дрались. Через несколько минут фильм закончился, и Конан Дойль молча покинул вечер, оставив зал в полном недоумении.

На следующий день о невероятном шоу уже писали газеты. В то, что Конан Дойль смог запечатлеть динозавров посредством телекинеза, конечно, никто не верил, но многие всерьез пытались разобраться, где ему удалось заснять доисторических животных. Писатель не стал долго мучить публику и к вечеру сознался в розыгрыше — он показал всего лишь фрагменты фильма, который снимали по его научно-фантастическому роману «Затерянный мир». Впрочем, первое в истории появление динозавров в кино потребовало едва ли меньше усилий, чем телекинез: динозавры были не рисованными и не кукольными, огромные резиновые существа были сделаны с соблюдением пропорций и деталей, а внутри содержали шарнирный скелет, позволявший им довольно реалистично двигаться. Над спецэффектами в фильме работал будущий создатель Кинг-Конга Уиллис О’Брайен. За «Затерянным миром», кстати, числится и еще одно достижение — в 1925 году он стал первым фильмом, показанным пассажирам самолета во время полета.

Розыгрыш с доисторическими монстрами Гудини одобрил, но на следующую мистификацию писателя не попался. Через две недели после ужина Гудини и Конан Дойль отправились с семьями на выходные в Атлантик-Сити. Там писатель решил устроить другу сюрприз — провести спиритический сеанс и вызвать дух его умершей матери. Медиумом должна была выступать жена Конан Дойля, недавно открывшая в себе сверхспособности. Компания собралась в темной комнате, Джин Конан Дойль вошла в транс и исписала от имени матери фокусника 15 (по утверждению Конан Дойля) или 5 (по утверждению Гудини) листов бумаги нежными посланиями сыну. Конан Дойль вспоминал, что Гудини был поражен и впечатлен возможностями спиритизма. Гудини — что сеанс лишь убедил его в том, что в лучшем случае медиумы невольно выдают желаемое за действительность, а в худшем, что намеренно вводят людей в заблуждение: мать Гудини — жена раввина, правоверная иудейка, знавшая от силы десяток английских слов,— оставила ему через Джин Конан Дойль развернутое письмо на чистейшем английском языке, а вверху каждого листа нарисовала католический крест. Из уважения к другу, который верил и в спиритический дар жены, и в духов, Гудини несколько месяцев держал свои догадки в тайне. Однако когда пошли слухи, что разоблачитель всего паранормального на досуге общается с духом умершей матери, не выдержал. 30 октября 1922 года он написал в The New York Sun сообщение: ни в каких духов он не верит, с матерью не общался со дня ее смерти, а спиритизм — выдумки фанатиков, таких как чета Конан Дойлей. Конан Дойль, разумеется, оскорбился и написал Гудини гневное письмо — если тот не верит в то, что увидел собственными глазами, то продолжать разговор бессмысленно. Разговор, впрочем, оба продолжили и еще пару месяцев обменивались гневными письмами, положив конец дружбе.
«Настала жуткая, мертвая тишина, как только они увидели этих ужасающих тварей, которые царапались, кусались и ласкались в первобытной слизи. Кто видел, как сжимаются их челюсти и как сверкают их страшные глаза, никогда, я уверен, этого не забудет»
«Наши американские приключения», 1923.

  1. Офлайн
  2. Поcетитель
  3. 116 сообщений
  4. Участник
Полезность: 0 | сообщение № 88 отправлено 10:25, 24.11.2019

9 «ошибок» Гоголя
Зачем Гоголь посадил арбузы в средней полосе России, откуда на Украине взялись гномы, почему коллежский асессор Ковалев путает имя штабс-офицерши Подточиной и когда разворачивается действие в «Вии»

1. «Мертвые души»: откуда в средней полосе России арбузы?
Проснувшись утром в доме Коробочки, Чичиков подходит к окну и осматри­вает ее двор. Что же он видит?

«Индейкам и курам не было числа; промеж них расхаживал петух мерным шагом, потряхивая гребнем и поворачивая голову набок, как будто к чему-то прислушиваясь; свинья с семейством очутилась тут же; тут же, разгребая кучу сора, съела она мимоходом цыпленка и, не заме­чая этого, продолжала уписывать арбузные корки своим порядком».

Действие первого тома «Мертвых душ» проис­ходит в средней полосе России — тут неоткуда взяться арбузным коркам прямо посреди двора. Как отмечает один из иссле­до­вателей, «…арбуз­ные корки попали со двора украинской усадьбы. В представле­ниях Гоголя, вынесенных из дале­кого детства, эти корки — такой непременный аксессуар деревенского дома, что он переносит их на дворик великорусского поместья»

2. «Нос»: как звали штабс-офицершу Подточину?
Майор Ковалев, главный герой повести «Нос», часто навещает штабс-офи­цершу Подточину. Вот как Ковалев называет ее, собираясь дать в газету объявление о пропаже своего носа:

«У меня много знакомых: Чехтарева, статская советница, Палагея Григорьевна Подточина, штаб-офицерша…»

Позже, заподозрив даму в причастности к пропаже носа, главный герой пишет ей письмо, начинающееся со слов «Милостивая государыня Александра Григо­рь­евна!». Полученный ответ подписан тем же именем — «Александра Подто­чина». Скорее всего, два имени одного персо­нажа — ошибка, допущенная по невниматель­ности. Но в гоголев­ском тексте, полном умыш­ленных несураз­ностей, есть перекликающаяся с ней стилистическая небрежность: «Поверьте, что история насчет моего носа мне совершенно известна, равно как то, что в этом вы есть главные участницы, а не кто другой». Это избыточное согласо­вание сказуемого в письме Ковалева создает впечат­ление, что адресатов двое.

3. «Вий»: в какие годы разворачивается действие?
Вот как начинается «Вий»:

«Как только ударял в Киеве поутру довольно звонкий семинарский колокол, висевший у ворот Братского монастыря, то уже со всего города спешили толпами школьники и бурсаки. Грамма­тики, риторы, фило­софы и богословы, с тетрадя­ми под мышкой, брели в класс».

Киевская семинария возникла в 1817 году, а значит, речь идет о конце 1810-х — 1820-х годах. Однако не все так просто: позже в тексте встречается деталь, указывающая на совершенно другую эпоху:

«Между тем распространились везде слухи, что дочь одного из богатей­ших сотников, которого хутор находился в пятидесяти верстах от Киева, возвратилась в один день с прогулки вся избитая, едва имевшая силы добресть до отцовского дома, находится при смерти и перед смертным часом изъявила желание, чтобы отходную по ней и молитвы в продол­же­ние трех дней после смерти читал один из киевских семинаристов: Хома Брут».

Эта деталь — чин отца погибшей: сотники существовали на Украине до 1782 года, а потом были упразднены. Получается, киевская экспозиция «Вия», задающая временные ориентиры для всего повествования, и главы, действие которых происходит на хуторе сотника, никак не могут совпасть в одном историческом времени.

4. «Вий»: где находится хутор сотника?
Хутор расположен на широком и ровном уступе горы — именно так его описывает герой повести семинарист Хома Брут, когда впервые там оказыва­ется:

«С северной стороны все заслоняла крутая гора и подошвою своею оканчивалась у самого двора. При взгляде на нее снизу она казалась еще круче… <…> Философ стоял на высшем в дворе месте, и, когда оборо­тился и глянул в противоположную сторону, ему представился совер­шенно другой вид. Селение вместе с отлогостью скатывалось на рав­нину. Необозри­мые луга открывались на далекое пространство; яркая зелень их темне­ла по мере отдаления, и целые ряды селений синели вдали, хотя расстояние их было более нежели на двадцать верст».

А вот как выглядел хутор спустя две ночи, когда поседевший от уви­ден­ного у гроба сотниковой дочери Хома решает бежать:

«За плетнем, служившим границею сада, шел целый лес бурьяна… <…> Философ юркнул в бурьян и пустился бежать, беспрестанно оступаясь о старые корни и давя ногами своими кротов. Он видел, что ему, выбрав­шись из бурьяна, стоило перебежать поле, за которым чернел густой терновник, где он считал себя безопасным и пройдя который он, по пред­положению своему, думал встретить дорогу прямо в Киев. Поле он перебежал вдруг и очутился в густом терновнике. Сквозь тернов­ник он пролез, оставив, вместо пошлины, куски своего сюртука на каждом остром шипе, и очутился на небольшой лощине».

Получается, что за два дня рельеф этой местности полностью изменился. Эта несостыковка довольно типична для Гоголя. Вот, например, как описывал специ­фику художественного простран­ства и времени в «Вии» Юрий Михайло­вич Лотман: «Здесь противопоставлены „время такое же, как наше“ и „время другое, чем наше“», — а вместе с тем «бытовое» и «космичес­кое» простран­ство. Они именно противопостав­лены, разделены, существуют по собствен­ным зако­нам, и если человек переходит из одного в другое, то он «дефор­мируется по за­ко­нам этого пространства».

Благодаря такой особенности гоголевской поэтики подобные случайные «ляпы» выглядят в тексте так органично, что ни автор, ни читатели не заме­чают их и воспринимают как что-то само собой разумеющееся.

5. «Вий»: когда умерла ведьма?
Дочь сотника оказывается ведьмой: ее слушается нечистая сила. Однако вряд ли этим можно объяснить встречающееся в тексте расхождение во вре­мени ее смерти. Сначала события изложены так, словно между предсмертной просьбой панночки и ее смертью проходит довольно много времени: о том, что, оказав­шись при смерти, она послала за Хомой Брутом, успевает погово­рить весь Киев; люди, посланные за Хомой, успевают вместе с ним хорошо погулять в шинке, и только когда Хома приезжает на хутор сотника, она умирает:

«Только ввечеру вся эта компания вспомнила, что нужно отправляться далее в дорогу. Взмостив­шись в брику, они потянулись, погоняя лоша­дей и напевая песню, которой слова и смысл вряд ли бы кто разобрал. Проколесивши большую половину ночи, беспрестанно сбиваясь с дороги, выученной наизусть, они наконец опустились с крутой горы в долину… <…> Уже было далеко за полночь; небеса были темны, и маленькие звездочки мелькали кое-где. Ни в одной хате не видно было огня. <…>
Когда проснулся философ, то весь дом был в движении: в ночь умерла панночка».

Однако позже, разговаривая с Хомой, безутешный отец описывает внезапную смерть дочери, которая умерла буквально на полуслове:

«„Никому не давай читать по мне, но пошли, тату, сей же час в Киев­скую семинарию и привези бурсака Хому Брута. Пусть три ночи молится по грешной душе моей. Он знает…“ А что такое знает, я уже не услышал. Она, голубонька, только и могла сказать, и умерла».

Получается, с одной стороны, что слухи о предсмертном желании панночки успевают долететь до Киева по крайней мере за сутки до ее смерти, но потом оказывается, что она умирает, едва успев его произнести.

6. «Вий»: при чем тут гномы?
Вот что пишет Гоголь в комментарии к повести:

«Вий — есть колоссальное создание простона­род­ного воображения. Таким именем называется у малороссиян начальник гномов, у которого веки на глазах идут до самой земли. Вся эта повесть есть народное предание. Я не хотел ни в чем изменить его и рассказываю почти в такой же простоте, как слышал».

Гномы упоминаются и в тексте повести: «Раздался петуший крик. Это был уже второй крик; первый прослышали гномы». Однако в украинском фольклоре, к которому тут апеллирует Гоголь как к источ­нику сюжета, нет гномов. И это не един­ственный случай, когда Гоголь как ни в чем не бывало упоминает гномов в контексте своих украинских повестей. Так, в «Сорочинской ярмарке» повествователь сравнивает с гномами цыган: «…Озаряясь светом, неверно и трепетно горевшим, они казались диким сонмищем гномов, окруженных тяжелым подземным паром, в мраке непробудной ночи».

В русских фантастических повестях 1820–30-x годов нередко встречаются гномы, сильфиды, саламандры — духи стихий, пришедшие из немецкой романтической литературы. Смеше­ние этой книжной мифологической тради­ции с украинским фольклором и антуражем может быть иронией (по отноше­нию к высокопарному повествователю в «Сорочинской ярмарке»), мистифика­цией (никто так и не нашел фольклорного сюжета про «Вия», на который ссылается Гоголь), преднамеренной данью литературной моде или непредна­меренной ошибкой, сделанной под влиянием этой моды.

7. «Страшная месть»: почему то, что справа, оказалось там, где лево?
В конце «Страшной мести» описывается чудо: из Киева вдруг стало видно множество разных мест:

«…Вдруг стало видимо далеко во все концы света. Вдали засинел Лиман, за Лиманом разливалось Черное море. Бывалые люди узнали и Крым, горою подымавшийся из моря, и болотный Сиваш. По левую руку видна была земля Галичская».

Если из Киева виден Крым, зрители стоят лицом на юг. Значит, Галицкая земля (сейчас эта территория отчасти относится к Западной Украине, а отчасти — к Польше) должна быть по правую руку, а не по левую. Впрочем, возмож­но, эта географи­ческая ошибка не совсем случай­на: для русского средневекового сознания запад­ное — это дьявольское, вывер­нутое, левое простран­­ство: «…Быть слева для Запада в русском средневе­ковом сознании — постоянное, а не отно­си­тель­ное свойство, и Гоголь с его острой историко-психологичес­кой интуи­цией это почувствовал»

8. «Пропавшая грамота»: как проехать в Санкт-Петербург из Батурина?
Главный герой повести отправляется из украин­ского города Батурина в Санкт-Петербург:

«На другой день, еще петух не кричал в четвертый раз, дед уже был в Конотопе».

Некоторую географическую несуразность заметил еще современник Гоголя критик Андрий Царынный (Андрей Владимирович Стороженко): «Стоит взглянуть на почтовую карту, и всякий увидит, что посланный к Царице даже дороги не знал из Батурина на север: ибо нелегкая его занесла в Конотоп, лежащий 30 верст назад».

По-видимому, Гоголя привлекла этимология названия, перекликаю­щаяся с сюжетом повести. В Конотопе главный герой знакомится и заводит дружбу с неким запорожцем, кото­рый, как выясняется, продал душу нечистой силе. Запоро­жец просит его не спать одну ночь, поскольку известно, что именно этой ночью черт придет за ним. Главный герой все-таки засыпает, а проснув­шись утром, не находит на месте ни запо­рож­ца, ни своей шапки, в которую была зашита гетманская грамота, ни коня. Позже нечистая сила отдаст ему только конские кости. Таким образом, название города, куда первым делом отправляется герой и где начинает разворачиваться фантастическая часть сюжета, оказывается срифмовано как с демоническими, «болотными» мотивами, так и с мотивом потери коня. Этим соблазнительным перекличкам, видимо, и принесена в жертву географическая точность.

9. «Мертвые души»: где Чичиков познакомился с Ноздревым?

«Мертвые души» начинаются с того, что Чичиков в своей бричке въезжает в город NN и селится в гостинице. Чичиков не теряет времени даром и очень быстро знакомится со всеми значимыми городскими чинов­ника­ми, а также с несколькими помещи­ками, которых обещает навестить. Так, на обеде у полицмейстера Чичиков впервые встречает Ноздрева:

«…Чичиков отправился на обед и вечер к полицеймейстеру, где с трех часов после обеда засели в вист и играли до двух часов ночи. Там, между прочим, он познакомился с помещиком Ноздревым, человеком лет тридцати, разбитным малым, который ему после трех-четырех слов начал говорить „ты“».

Позже, уже во время своего путешествия по губернии, Чичиков останавлива­ется поесть в трактире и там вновь сталкивается с Ноздревым. Обстоятельства их первой встречи описываются при этом несколько иначе:

«Чичиков узнал Ноздрева, того самого, с которым он вместе обедал у прокурора и который с ним в несколько минут сошелся на такую короткую ногу, что начал уже говорить „ты“, хотя, впрочем, он с своей стороны не подал к тому никакого повода».

Чичиков посетил всех сколь-либо значимых городских чиновников, всех успел очаровать и со всеми отобедать — неудивительно, что даже автор начинает забывать, где Павел Иванович с кем познакомился.
 
Найти

Доступ закрыт.

  1. Вам запрещено отвечать в темах данного форума.

Новые ответы

  1. Праздник каждый день
    Автор: Ваена 16:08, 19.06.2022
  2. zdraste
    Автор: zdraste 02:57, 16.06.2022
  3. Страна Читалия
    Автор: Zlata.24 20:17, 13.06.2022
  4. lisska96_5 (бывш. Мария Тера)
    Автор: lisska96_5 11:40, 13.06.2022
  5. ipodolina
    Автор: ipodolina 12:16, 07.06.2022
  6. Олива
    Автор: Олива 16:54, 06.06.2022
  7. Juligera
    Автор: Juligera 21:04, 05.06.2022
  8. getyk
    Автор: getyk 17:17, 05.06.2022

Изменения статуса

  1. профиль Иногда в мою голову приходят такие мысли, что тараканы аплод... 17:21, 23.10.2019
  2. профиль Здешний Демиург! 14:48, 18.01.2019
  3. профиль Бог форума 01:41, 18.01.2019
  4. профиль Ну это где они все друг друга убили, потом разложились и в т... 20:18, 04.08.2018
  5. профиль Я девушка тихая и скромная: обидите - тихо закопаю, скромно ... 20:24, 12.07.2017
  6. Просмотреть все статусы